(495) 648-49-51

на связи с 11.00 до 19.00

Напишем на заказ:

Магистерские диссертации
Дипломные работы
Курсовые работы
Другие работы.

Скачать дипломную работу

 

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МОСКОВСКАЯ  ГОСУДАРСТВЕННАЯ  ЮРИДИЧЕСКАЯ  АКАДЕМИЯ

ПЕРВЫЙ  МОСКОВСКИЙ  ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

 

Кафедра АДВОКАТУРЫ И НОТАРИАТА

 

 

История адвокатуры

Выпускная квалификационная работа

 

 

Научный руководитель:                                         Допущена к защите

Зав. кафедрой, профессор,                                      «         »                     2004г.

д.ю.н., Кучерена А.Г.                                                        

Зав. кафедрой

                                                                      

Москва 2004

 

Содержание

Введение…………………………………………………………………………..3

Глава 1. История русской адвокатуры………………………………………….6

1.1. Судебное представительство в России до судебной реформы 1864г……6

1.2. Организация адвокатуры по судебным уставам 1864г…………………..12

Глава 2. Правовое положение адвокатуры в СССР…………………………..28

2. 1. История развития организации адвокатуры в СССР с 1917-1939г.г……28

2. 2. Организация адвокатуры в период с 1939-1992г.г………………………36

Глава 3. Основы адвокатской деятельности в современный период………..46

3.1. Правовое положение адвоката в соответствии с Федеральным

законом  «Об адвокатской деятельности и адво­катуре в РФ»………………46

3.2. Перспективы Кодекса профессиональной этики адвоката………………69

Заключение……………………………………………………………………….74

Библиография……………………………………………………………………79

 


Введение

Гражданское общество невозможно представить без такого правового ин­ститута как адвокатура.

Происходящая в России демократизация политичес­кой и экономической системы, конституционное провозг­лашение правового социального государства вызывает не­обходимость коренной реорганизации форм и методов де­ятельности правовых институтов и добровольных объединений, связанных с защитой прав и законных интере­сов граждан. Важнейшее место в этом процессе занимает совершенствование адвокатуры — института гражданс­кого общества, который теснейшим образом связан с ох­раной прав и законных интересов физических и юриди­ческих лиц.

Чтобы разобраться в сложных процессах, происходящих в сегодняшней адвокатуре, и познать ее внутренние закономерности, нуж­но свободно ориентироваться в социально-политической ситуации, изменениях в экономике, государстве и праве.

Делать серьезные выводы по вопросам и проблемам адвокатуры на основе анализа только сегодняшних реалий неверно. Более точно и четко понять состояние современной адвокатуры можно путем изуче­ния ее зарождения, развития и преобразований. Исторический обзор основных принципов адвокатуры позволяет видеть ее не только в ста­тике, но и в динамике. Прошлое адвокатуры раскрывает многие важ­ные свойства ее современного положения. Использовав метод кон­кретно-исторического подхода к социальному явлению, можно объек­тивно разобраться в сути адвокатуры, во всей ее полноте и сложнос­ти. Поэтому знание ее истории является надежным способом понима­ния современной адвокатуры.

Наиболее важные положения и выводы исторического аспекта про­блем адвокатуры иллюстрируют те или иные нормы прошлой адвокат­ской жизни, часто помогают понять основные институты современной адвокатуры, ее проблемы и противоречия, искать пути разумного выхо­да из сложнейшей ситуации, сложившейся сегодня в адвокатуре.

Институт адвокатуры в нынешних условиях построения в России правового демократического государства становится одним из важнейших элементов пра­возащитной системы соблюдения прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц, в том числе путем взаимодействия органов адвокатского само­управления с государственными органами, должностными лицами и гражданами.

После принятия и вступления в действие Федерального закона «Об адвокатс­кой деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» на обновленной, реформи­рованной, независимой адвокатуре целиком и полностью лежит защита лиц, попав­ших в сферу деятельности правоохранительных органов, представляющих и защи­щающих интересы государства, в целях недопущения правовых ошибок.

Есть как минимум две причины, почему для нас интерес­на история становления адвокатуры в России. Первая — многие институты дореволюционной адвокатуры России сохранились на последующих этапах правового реформиро­вания в советский и постсоветский периоды. Вторая — се­годня именно адвокат стал ключевой фигурой судебной системы, поскольку, с одной стороны, именно он пользуется наибольшим доверием общественного мнения, и, с другой стороны, с введением суда присяжных     и арбитражных судов роль адвоката реально неизмеримо возросла.

В настоящей дипломной работе будет рассмотрена история судебного представительства в России, начиная с первого дошедшего до нас русского рукописного памятника обычного права - Рус­ской правды, возникновение и развитие в результате Великой судебной реформы 1864г. компетентной, самоуправляемой организации адвокатов, а также ее организация в советский период и первое десятилетие современной России. Следует сразу пояснить, что понятие «адвокат» в России стало широко использоваться с 1864 г. Однако законодательно оно было оформлено в 1939 г. Положением об адвокатуре в СССР. Ад­вокат в различные периоды истории имел разнообразные официальные названия, как-то: «пособник» по древнерусским законам, «судебный стряпчий», «присяжный поверенный» до октябрьского переворота 1917 г., «правозаступник» в годы Гражданской войны, «ЧКЗ» (член коллегии защитников) до 1939 г. Поэтому в дипломной работе наряду с официальным употреблени­ем терминов, соответствующих тому или иному историческо­му отрезку времени, используется и общепринятое понятие «адвокат».

Методологической основой исследования являются формально-юридический, сравнительно-правовой, исторический и иные научные методы, которые позволили комплексно исследовать указанную выше проблему.

Нормативную базу дипломной работы составили Конституция Российской Федерации и законодательство об адвокатуре.

Теоретической основой дипломного исследования послужили труды таких российских ученых-правоведов, как: Васьковский Е.В., Кучерена А.Г., Лубшев Ю.Ф., Плетнев В.Ю., Хаски Ю., Черкасов Н.В. и др.

 

Глава 1. История русской адвокатуры

1.1. Судебное представительство в России до судебной реформы 1864

Старейший правовой памятник древней Руси - Русская правда X-XII веков[1] не содержит упоминания о судебном представи­тельстве. Поэтому в таком процессе господствовал принцип личной явки стороны. Вместе с тем, на наш взгляд, нельзя сде­лать однозначный вывод об отсутствии в принципе судебного представительства. Не будучи определенным законодательно, можно предположить, что он существовал в форме обычая.

Впервые о поверенных (прообраз современного адво­ката) в письменной форме упоминается в Псковской и Новгородских судных грамотах (законодательные акты XV в.). По Псковской грамоте услугами поверенных мог­ли воспользоваться женщины, старики, инвалиды и мо­нахи.

Облеченные властью не могли быть поверенными (уже тогда адвокат не мог состоять на государственной служ­бе), чтобы исключить их влияние на суд.

По Новгородской судной грамоте услугами поверен­ных мог воспользоваться любой желающий.

Это положение также закреплено в Судебнике 1497 г., а уже в Судебнике 1550 г. были определены правила проведения судебного поединка и посторонним под угро­зой наказания запрещалось в него вмешиваться.

Соборное уложение 1649 г. развивает права поверен­ных, упоминая о них в нескольких статьях.

Причем во всех этих документах говорится об институ­те поверенных как о существующем, так что он не был создан этими документами, а действовал до их появления.

Слово «адвокат» как термин в России впервые был употреблен в 1716 г. в Воинских уставах Петра I. Одна из глав именовалась «Об адвокатах и полномочных» и определила их полномочия и задачи.

С этого периода и до судебной реформы 1864 г. зако­нодатель предпринимал меры по упорядочению деятель­ности профессиональных ходатаев, и эти меры шли по различным направлениям. К ним относятся:

1) адвокатура Западного края;

2) институт депутатов при следствиях;

3) введение института присяжных стряпчих при ком­мерческих судах в 1832 г.

Рассмотрим эти институты более подробно.

Адвокатура Западного края

Западным краем в Российской империи XIX — начала XX в. именовались девять губерний западной части Ев­ропейской России: 6 белорусских и литовских (Северо­западный край) и 3 украинских (Юго-западный край), присоединенных в конце XVIII в. от Речи Посполитой.

В западных губерниях адвокаты находились при всех судах: главных (губернаторских) и низших (уездных и городских), и не только при светских судах, но и при духовных.

Адвокатура была организована и действовала на осно­ве польских Конституций 1726 и 1764 гг. и литовского Статута.

Требования к адвокату были следующие:

— адвокат должен быть природным дворянином;

— иметь поместье;

— не быть замеченным ни в каком пороке;

— знать законы;

— выполнять данную присягу.

Молодые люди, которые посвящали себя адвокатуре назывались аппликатами (учениками) и готовились к званию адвоката под непосредственным руководством старших, опытных адвокатов (меценатов). Меценаты брали на себя ответственность за своих учеников перед судом и законом, имели право брать их с собой в суд. В отдельных случаях меценаты имели право посылать вме­сто себя в суд способных учеников, но под свою ответ­ственность.

Этот институт просуществовал до 1840 г.

Институт депутатов при следствиях

В соответствии с законами Российской империи, по делам, в которых обвиняемые были лицами духовного или воинского звания, купцами и т.п., т.е. людьми, при­надлежавшими по своему званию к какому-либо ведом­ству, то в качестве лиц, их представляющих, могли до­пускаться депутаты от этих ведомств. Помещики могли быть депутатами своих крестьян. При депутатах должны были производиться допросы и все следственные действия. В виде исключения без депутата проводились:

 1) первоначальные следственные действия;

 2) исследование происшествия по горячим следам.

Депутаты делились на постоянных и временных. Постоянные депутаты — депутаты от лиц духовного звания, мещанства и купечества, выделяемые этими струк­турами для постоянного присутствия при следствиях. Остальные были временно назначенными лицами для про­ведения определенного следствия и с его окончанием ут­рачивали свои права.

Постоянные депутаты вызывались следователями по­весткой, а временные — через руководство своих ведомств.

Если по прибытии на место следователь не находил депутата, то вызывался местный волостной голова или старшина, который оставался при следствии до его кон­ца или прибытия депутата.

Права и обязанности депутатов регламентировались законом, согласно которому они наблюдали за следстви­ем, его полнотой и правильностью и удостоверяли это своей подписью. В случае несогласия с каким-либо действием они имели право изложить свое мнение, которое приобщалось к делу. Депутаты присутствовали при про­изводстве как уголовных, так и гражданских дел.

Присяжные стряпчие при коммерческих судах

Указом от 14 июля 1809 г. Правительствующего Се­ната была введена обязательная регистрация стряпчих, т.е. профессиональных ходатаев по коммерческим спо­рам. Так как в российских городах, где особенно была развита торговля, возникало множество споров по ком­мерческим делам, то для их разрешения были созданы коммерческие суды.

Коммерческие суды по закону от 14 июля 1832 г. перво­начально были учреждены в Санкт-Петербурге и Москве, а затем в некоторых других городах (Одессе, Варшаве и др.).

Согласно закону, поверенными по делам между част­ными лицами могли быть лишь те, кто был внесен в список присяжных стряпчих.

Для внесения в список присяжных стряпчих при ком­мерческом суде желающие должны были подать в соот­ветствующий суд прошения, а также аттестаты, послуж­ные списки и прочие свидетельства.

Суд по рассмотрении представленных документов, сви­детельств и по делам, «в том суде производящимся, вне­ся лицо в список, или объявлял претенденту устно отказ, не обязуясь при этом входить ни в какие изъяснения о причинах отказа».

Лица, внесенные в список, давали присягу по установ­ленной форме.

Стряпчий, внесенный в список, мог быть из него ис­ключен по усмотрению суда даже без всяких объяснений с обозначением в протоколе причин исключения.

Число присяжных стряпчих не определялось. Они не имели государственного содержания и существовали от гонораров.

Кроме перечисленных категорий следует упомянуть юрисконсультов. Юрисконсультами до 1864 г., как правило, называли лиц, которые занимались частной адво­катской практикой.

Однако существовал и официальный институт юрис­консультов. Так, согласно Положению о должности юрис­консульта императорских заводов от 7 ноября 1858 г., соответствующая должность устанавливалась «для попечения о правах собственности императорских заводов, в случаях, когда они представляют предмет следственного, полицейского или судебного производства».

В обязанности юрисконсульта входило:

— рассмотрение передаваемых на его заключение за­водским начальством претензий заводского ведомства к другим ведомствам и лицам, а также претензий к ведом­ству императорских заводов;

— наблюдение за течением дел, возникающих в раз­личных государственных органах по искам заводского ве­домства к сторонним лицам и искам к самому ведомству;

— защита при следствии и во всех государственных органах прав императорских заводов всеми мерами, ка­кие установлены законом.

Юрисконсульт мог занимать должности и в других местах помимо ведомства императорских заводов. Данно­му лицу полагалось жалование, размер которого опреде­лял управляющий заводами; количество мест, где мог работать юрисконсульт, не ограничивалось.

Н.В. Черкасова в свой монографии «Формирование и раз­витие адвокатуры в России 60-80-е годы XIX века», исследуя вопрос организационной формы представительства до судеб­ной реформы 1864 г., указывает: «По сути дела судебное пред­ставительство существовало не в качестве юридического ин­ститута, а лишь в качестве обычно правового. Судебное пред­ставительство оставалось судебной профессией. Каких-либо требований в виде образовательного или «нравственного цен­за» к поверенным не предъявлялось. Не существовало и их внутренней организации».

По мнению Е.В. Васьковского, «...история нашей древней адвокатуры - в сущности история ябедничества»[2].

Следует заметить, что цари, от Петра Великого до Нико­лая I, были настроены решительно против создания в России адвокатской корпорации западного образца.

Петр I считал ходатаев ябедниками, товарищами воров и душегубцев. По его мнению, адвокат своими пространными ходатайствами больше утруждает судью и запутывает дело, чем ведет его к скорейшему разрешению. В указе Елизаветы Петровны 1752 г. говорилось: «К крайнему неудовольствию нашему слышим разорение и притеснение наших подданных от ябедников». Екатерина II и Николай I считали адвокатов главными виновниками французской революции и гибели мо­нархии и резко отрицали саму идею адвокатуры западного ти­па. В одном из своих писем Екатерина II писала: «Адвокаты и прокураторы у меня не законодательствуют и никогда законо­дательствовать не будут, пока я жива, а после меня будут сле­довать моим началам»[3].

Между тем является очевидным несостоятельность «вред­ного» политического влияния адвокатуры на жизнь страны, поскольку адвокатура - институт юридический, а не политический и преследует те же задачи, что и суд. Поэтому политиче­ское значение адвокатуры «не больше того, какое имеет пра­вильно организованный, беспристрастный и независимый суд»[4].

В течение всего этого периода представители были аморф­ной группой без соответствующего профессионального обуче­ния, организации и названия. Адвокатской практикой занима­лись в основном государственные служащие невысокого ранга в свободное время или находясь в отставке[5]. Будучи сведущи­ми в тонкостях бюрократических процедур и языка и занимая относительно скромное место в государственной машине, эти малые функционеры-адвокаты были вполне естественным, хо­тя и жалким заменителем настоящих адвокатов-профессиона­лов[6].

К середине ХIХ века уже сформировалось убеждение, что состязательный процесс - самый древний, естественный и единственный способ судопроизводства. «Но необходимое ус­ловие введения состязательного процесса, как неоднократно повторялось в судебных записках, - есть учреждение сословия судебных поверенных»[7].

 

1.2. Организация адвокатуры по судебным уставам 1864г.

 

В обществе и государстве назрела необходимость проведения судебной реформы. Подготовка к ней началась еще в первой половине XIX в. А к 1858 г. обсуждения судебной реформы вышли за пределы министерских кабинетов и перешли да страницы печатных изданий. В ходе этого процесса рождались новые идеи и взгляды.

В сентябре 1858 г. начальник II отделения Имперской канцелярии граф Н.Д. Будалов подал императору доклад «Об установлении при­сяжных стряпчих»[8]. То есть об учреждении адвокатуры. Вопрос об адвокатуре как социальном институте очень активно дискутировался в обществе.

Судебное представительство было известно в России еще с очень давних времен, однако настоящей адвокатуры тогда еще не было. Это объяснялось тем, что верховенство следственного процесса делало фигуру адвоката практически излишней. Официально признавались лишь ходатаи и поверенные. Они обычно были юридически неподго­товленными, а порой и просто неграмотными, часто ставили своей целью не помочь правосудию, а запутать дело, чтобы выиграть его любым путем.

Такая «профессия» была весьма непопулярной. В ходе же подго­товки реформы складывалось однозначное общественное мнение об упразднении подобного рода судебных представителей. Еще со вре­мен Екатерины II, напуганной французской революцией, в руководст­ве которой адвокаты занимали видное место, у российских императо­ров сложилось резко отрицательное отношение к идеям об адвокату­ре[9].

Поэтому проект Н.Д. Будалова можно рассматривать как серьез­ный поворот в сторону преодоления отрицательного отношения госу­дарственной власти к адвокатуре.

Для подготовки судебной реформы в 1861 г. Н.Д. Будаловым была образована комиссия. Результатом ее работы стали «Основные поло­жения преобразования судебной части в России», утвержденные Александром II   29 сентября 1862 г. Эти «Положения» состояли из трех частей, посвященных, соответственно, судоустройству, граждан­скому и уголовному судопроизводству. В них фиксировались следую­щие институты: отделение суда от администрации; выборный миро­вой суд; присяжные заседатели в окружном суде; адвокатура; прин­цип состязательности.

 Такое начало «Основных положений», как образование судебной части в России, легло в основу учреждения «Судебных установле­ний», принятых затем 20 ноября 1864 г. в виде закона. Им впервые в России учреждается адвокатура (присяжные поверенные), «без кото­рых решительно невозможно будет введение состязания в граждан­ском и судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью рас­крытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся обвиня­емым перед судом»[10].

Адвокатура, созданная в ходе этой судебной реформы, стала быст­ро завоевывать себе общественный авторитет. Современники поража­лись обилию талантливых адвокатов, их популярности у народа, рос­ту числа «выигранных дел». Демократическое движение 60-х годов вовлекло в адвокатуру многих свободомыслящих, одаренных и обра­зованных юристов, которые по своим убеждения вынуждены были служить самодержавию, но втайне надеялись использовать судебную власть как легальную возможность обличения пороков существовав­шего строя. Адвокатура стала весьма престижной и высокооплачива­емой сферой деятельности.          

Институт присяжных поверенных создавался в качестве особой корпорации, состоявшей при судебных палатах. Но она не входила в состав суда, а пользовалась самоуправлением, хотя и под контролем судебной власти. В законе определены условия, которые предъявля­лись к присяжным поверенным. Фактически они совпадали с требо­ваниями, предъявлявшимися к судьям[11].

Наряду с высшим юридическим образованием для присяжного поверенного требовался пятилетний стаж работы по юридической специальности. Но введены и ограничения. Присяжными поверенными, в частности, не могли быть:   

а) лица, не достигшие 20-летнего возраста;

б) иностранцы;

в) граждане, объявленные несостоятельными должниками («банкротами»);

г) люди, состоявшие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимавших почетные или общественные долж­ности без получения жалованья;

д) граждане, подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишен­ные духовного сана по приговорам духовного суда;

о) лица, состоявшие под следствием за преступления или проступ­ки, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния, а также те, которые были под судом за такие действия и не оправданы судебными приговорами;

ж) исключенные из службы по суду или из духовного ведомства за пороки, или же из среды обществ или дворянских собраний по приго­ворам тех сословий, к которым они принадлежат;

з) те, кому по суду были воспрещены хождения по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных заседателей[12].

Для лиц нехристианских вероисповеданий (т.н. «иноверцев») поступление в адвокатуру было ограничено рядом дополнительных условий.

В каждом округе судебной палаты был учрежден совет присяжных поверенных, дана детальная регламентация его деятельности.

Совет присяжных образуется в каждом округе судебной палаты для «правильного и успешного надзора» за всеми присяжными пове­ренными. Он совмещал обязанности административного и судебного характера. Осуществлял наблюдение за точным исполнением присяж­ными поверенными своих обязанностей, исполнением ими законов, установленных правил и всего прочего в интересах доверителей[13].

Установлен порядок образования совета. Он мог создаваться при наличии не менее 20 присяжных поверенных округа судебной пала­ты. Число членов совета — «не менее 5 и не более 15, по решению об­щего собрания»[14].

Предусматривалась ежегодная отчетность совета о его деятельно­сти перед общим собранием, а также устанавливались полномочия общего собрания.

 Предусматривалась возможность избрания отделений совета присяжных при окружном суде. Это делалось в тех случаях, когда в ка­ком-либо городе, в котором хотя и не было судебной палаты, работа­ло более 10 присяжных поверенных.

В 1889 г. в рамках судебной контрреформы было приостановлено создание отделений присяжных поверенных. И в тех местностях, где не было советов присяжных поверенных, контроль за их деятельнос­тью возлагался на судебные органы.         

«Шаг этот — весьма прискорбный, — писал И.Я. Фойницкий, — ибо для суда, своими занятиями обремененного, надзор за присяжны­ми поверенными и охранение достоинства этого института гораздо труднее, чем для членов совета из среды самих присяжных.., но в кор­не нарушает независимость адвокатуры и задерживает ее естествен­ное развитие»[15].                           

Предусматривалось и правовое положение совета присяжных поверенных. Так, к обязанностям и правам совета присяжных поверен­ных относились:   

а) рассмотрение прошений желающих «приписаться» к числу присяжных поверенных, или выйти из этого звена, и сообщение су­дебной палате о приписке их или отказе в этом;

б) рассмотрение жалоб на действия присяжных поверенных, наблюдение за точным исполнением ими законов и установленных пра­вил;

в) назначение поверенных по очереди для безвозмездного хожде­ния по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности;

г) определение количества вознаграждения поверенному по таксе, в случае несогласия по этому предмету между ним и тяжущимся, или когда не было заключено между ними письменного условия;

д) определение взыскания с поверенных как по собственному предусмотрению совета, так и по жалобам, поступающим в совет[16].

Кроме того, совет присяжных поверенных имел право подвергать их дисциплинарным наказаниям:

1) предостережение;

2) запрещение отправлять обязанности поверенного в продолже­нии определенного советом срока, но не более 1 года;

3) исключение из числа присяжных поверенных;

4) предание уголовному суду в случаях, особенно важных. Специально оговаривалось и то обстоятельство, что исключенные из числа присяжных поверенных лишаются права поступать в это зва­ние во всем государстве. Если присяжному поверенному запрещалось два раза временно отправлять его обязанности, в случае его новой ви­ны, которую совет признает заслуживающей такого же взыскания, он исключается советом из числа поверенных[17].

Ни одно из упомянутых взысканий не может быть назначено сове­том без предварительного истребования от провинившегося объясне­ний в определенный советом срок. При отказе предоставить объясне­ния или из-за неявки его в назначенный срок без уважительных при­чин совет заочно выносит постановление на основании имеющихся у него сведений и известных ему обстоятельств.

Никакое постановление совета присяжных поверенных не может иметь силы, когда в нем участвовало менее половины членов совета. При равенстве голосов голос председателя дает перевес тому мне­нию, которое им принято. Но взыскания могут быть определены со­ветом только по числу двух третей голосов.

На все постановления совета, кроме предостережения или выгово­ра, могли быть принесены жалобы в судебную палату, в двухнедель­ный срок со времени объявления этих постановлений. Протесты про­куроров допускались в тот же срок. Определения палаты по этим жа­лобам и протестам были окончательными.

Все постановления относятся в равной мере как к советам, так и к отделениям совета присяжных поверенных. В последнем случае об­жалование производится в местный окружной суд.

Был определен и порядок поступления в число присяжных пове­ренных. «Желающий должен подать о том прошение в совет поверен­ных». К прошению прилагались все документы, необходимые для ус­тановления в том, что проситель удовлетворяет условиям, требуемым для поступления в присяжные поверенные. После того как совет при­сяжных поверенных принял решение о принятии данного лица, тот должен дать присягу по правилам своего вероисповедания. Интере­сен и сам текст присяги:

«Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, перед святым его Евангелием и Животворящим Крестом Господним Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержцу Всероссийскому, ис­полнять в точности и по крайнему моему разумению законы империи, не писать и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ос­лаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы моих доверителей или лиц де­ла которых будучи на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на страшном су­де его. В удостоверение сего целую слова и крест спасителя моего. Аминь»[18]. Принятие лиц нехристианских вероисповеданий допускалось лишь с разрешения Министерства юстиции.

Были описаны права и обязанности присяжных поверенных. Они «могут принимать на себя хождение по делам во всех судебных мес­тах округа судебной палаты, к которой они приписаны» (ст.383). При­сяжный поверенный, назначенный для производства дела советом, не может отказаться от исполнения данного ему поручения, не предоста­вив достаточных для этого причин. Присяжный поверенный также не может действовать в суде в качестве поверенного против своих близ­ких родственников. Он не может также быть поверенным в одно и то же время у обеих спорящих сторон. Переходить по одному и тому же делу последовательно от одной стороны к другой. Обязывали присяж­ного поверенного не оглашать тайн своего доверителя не только во время производства, но и даже после окончания дела.

Положения Судебных Установлений свидетельствуют о том, что присяжные поверенные не были государственными служащими. По­этому на них не распространялось чинопроизводство. Не имели они и права на служебные знаки отличия. Присяжные поверенные — это установленные в государственных интересах лица свободной профес­сии. Они были независимы от суда в своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел, подчинялись только для них предусмот­ренному особому дисциплинарному порядку[19].

Предусматривалась и ответственность присяжных поверенных. Она могла быть уголовной, дисциплинарной и гражданской.

Уголовная ответственность наступала при совершении умыш­ленных действий во вред своим доверителям. Например:

а) злонамеренное превышение пределов полномочий и злонаме­ренное вступление в сношение или сделки с противниками своего до­верителя во вред ему;

б) злонамеренная передача или сообщение противнику своего доверителя документов[20].

Присяжные поверенные подлежали также уголовному наказанию за оскорбление суда или участвующих в деле лиц (в судебных речах или бумагах).

Дисциплинарная ответственность наступала при нарушениях профессиональных обязанностей, не дающих основания для уго­ловного преследования, а также при несоблюдении адвокатской этики.

Гражданская ответственность предусматривалась при соверше­нии действий, сопряженных с нанесением материального ущерба до­верителю, а также небрежным исполнением своих обязанностей (про­пуск процессуальных сроков и т.п.).

Введение в действие судебных уставов обнаружило явно недостаточное количество присяжных поверенных. Вследствие этого образовалась своеобразная, не упорядоченная законом, частная адво­катура в лице всевозможных ходатаев по делам, как правило, граж­данским. Возникла необходимость в ее законодательной регламен­тации.                                                

Присяжными поверенными не могли быть:

1) лица, не достигшие 25 лет;

2) иностранцы;

3) объявленные несостоятельными должниками;

4) состоящие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимающих почетные или общественные должнос­ти без жалованья;

5) подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограниче­нию прав состояния, а также священнослужители, лишенные духов­ного сана по приговорам духовного суда;

6) состоящие под следствием за преступления и проступки, влеку­щие за собой лишение или ограничение прав состояния, и те, которые находясь под судом за такие преступления или проступки, не оправданы судебными приговорами;

7) исключенные из службы по суру или из духовного ведомства за пороки или же из обществ и дворянских собраний по приговорам тех же сословий, к которым они принадлежат;

8) те, коим по суду воспрещено хождение по чужим делам, а так­же исключенные из числа присяжных поверенных.

По толкованию Сената, не могли быть присяжными поверенными, а также их помощниками, лица женского пола. Это была явная дискриминация.

Следует признать неправильным и то, что российское законодательство, в отличие от иностранного, не разрешило профессорам, ведущим курс юридических наук, заниматься адвокатской практикой, приравнивая их к лицам, состоящим на государственной службе.

Профессор Фойницкий выступал против такого положения. Он утверждал, что «в адвокатском труде профессора юридических факуль­тетов находили бы богатый практический материал для теоретичес­кой подготовки, что содействовало бы сближению между школой и жизнью»[21].

Присяжные поверенные могли принимать на себя ведение любых дел, как уголовных, так и гражданских. Но ни в одних, ни в других делах они были не единственными правозащитниками. В гражданских процессах, кроме них, вести дела тяжущихся могли также частные поверенные, а в уголовных делах — и близкие родственники.

Кроме того, по делам, находящимся в производстве мировых су­дей, к ведению дел допускались все правоспособные граждане, но не более как по трем делам в течение года в пределах одного и того же мирового округа.

По уголовным делам присяжные поверенные принимали на себя защиту подсудимых либо по соглашению с ними, либо по назначению председателя суда.

В уголовных делах, подлежащих ведению общих судебных учреж­дений, часто практиковалось назначение официальных защитников. По просьбе подсудимого председатель суда назначал ему защитника из состоящих при суде присяжных поверенных, а за недостатком этих лиц — из кандидатов на судебные должности людей, известных пред­седателю по  своей благонадежности.

Следующая страница >>