(495) 648-49-51

на связи с 11.00 до 19.00

Напишем на заказ:

Магистерские диссертации
Дипломные работы
Курсовые работы
Другие работы.

Скачать контрольную работу

 

АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

ОТДЕЛЕНИЕ МОГ

ПРЕДМЕТ «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО»

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА НА ТЕМУ:

 

«ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА»

 

МОСКВА 2004


ПЛАН

1. Понятие и предмет международного частного права

2. Содержание международного частного права

3. Система международного частного права

 

1. Понятие и предмет международного частного права

 

Международное частное право неразрывно связано с расширением международного торгово-экономического, научно-технического и куль­турного сотрудничества. Важную роль в правовом регулировании этого со­трудничества призваны играть нормы международного частного права, значение которого возрастает по мере углубления международных хозяй­ственных связей, развития новых организационных форм в различных об­ластях международного делового сотрудничества.

На развитие международного частного права оказывают влияние ос­новные факторы современной действительности.

Во-первых, это интернационализация хозяйственной жизни. Объек­тивный процесс интернационализации современного мирового хозяйства требует и нового уровня многосторонних экономических отношений. Ха­рактерный пример в этом плане дает развитие европейского континента. Непосредственным проявлением интернационализации хозяйственной жизни является широкое развитие разностороннего экономического и научно-технического сотрудничества. Если на рубеже XIX и XX веков оно ограничивалось исключительно торговлей, то на рубеже XX и XXI веков — это не только обмен товарами и услугами, но и промышленное сотрудничество, включающее в себя совместные предприятия, совмест­ное производство, специализацию и лицензирование, широкая гамма на­учно-технического сотрудничества, проведение совместных исследований и разработок.

Во-вторых, это резкое усиление миграции населения вследствие войн, всякого рода конфликтов, политических и национальных причин, а также с целью трудоустройства, получения образования.

В-третьих, научно-технический прогресс, с одной стороны, благодаря достижениям в области коммуникаций, транспорта и связи сблизил кон­тиненты и страны и тем самым облегчил общечеловеческое общение; раз­витие радио, телевидения, видеотехники, использование спутников для ве­щания сделали возможным транснациональное использование информа­ционных данных, достижений науки, техники и культуры, а успехи в освое­нии космоса — коммерциализацию космоса; с другой стороны, отрица­тельные последствия научно-технического прогресса, как показали трагедии в Чернобыле и Бхопале, загрязнение окружающей среды не могут быть ограничены пределами территории какого-либо одного государства. Для международного частного права большую роль играет гуманизация международных отношений. В центре внимания всех государств — участ­ников международного общения должны быть человек, его заботы, права и свободы.

Взаимозависимость государств находит свое выражение в расширении сотрудничества в самых различных сферах, в резко увеличившемся объеме общения и контактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания.

В решении задач развития сотрудничества с различными странами важ­ная роль принадлежит праву, правовым методам и средствам.

Специфика международного частного права состоит в том, что при со­хранении различия в правовых системах государств именно международ­ное частное право с помощью так называемых коллизионных норм призвано определить, право какого государства подлежит примене­нию в соответствующих случаях.

В конце 80-х — начале 90-х годов в СССР, а затем в России про­изошли глубокие изменения в правовом регулировании внешнеэкономи­ческой деятельности. Предоставление прав внешнеэкономической дея­тельности промышленным предприятиям, производственным кооперати­вам, развитие кооперационных отношений с организациями и фирмами других стран, создание совместных предприятий — все это открыло новые перспективы для активного взаимодействия и дальнейшего развития меж­дународного сотрудничества на уровне предприятий. В ходе экономической реформы и наши предприятия за рубежом, и иностранные фирмы в РФ получили более широкие возможности для осуществления инвестицион­ной и коммерческой деятельности, для использования различных форм предпринимательства.

Всё это имело принципиальное значение для дальнейшего развития международного частного права, для повышения его роли в деле правового обеспечения экономического, научно-технического сотрудничества между субъектами права различных государств.

Распад Советского Союза, создание и становление независимых госу­дарств создали новую ситуацию в нашей стране. Проявление тенденции к сохранению единого экономического пространства, необходимость сохра­нения хозяйственных связей, обеспечение Взаимной защиты в странах СНГ прав граждан государств, бывших субъектов Союза ССР, привели к необходимости решения ряда проблем, относящихся к области междуна­родного частного права.

В ходе сотрудничества России с другими странами в области эконо­мики, науки и культуры складываются отношения как между государства­ми, так и между организациями, фирмами и гражданами различных стран.

В обоих случаях речь идет об отношениях, возникающих при осуществле­нии экономического, научно-технического и культурного сотрудничества. Но к сфере международного частного права относятся правовые вопросы отношений между организациями или гражданами, возникающие в меж­дународной жизни, в то время как в международном публичном праве речь идет об отношениях между государствами.

В рассматриваемой в настоящем учебнике отрасли права регулируются две основные группы отношений. Первая — это экономические, хозяйст­венные, научно-технические и культурные связи в той части, которая ка­сается международного частного права. Вторая — это имущественные, трудовые, семейные и иные отношения с участием иностранных граждан. Что касается первой группы отношений, то следует отметить, что эконо­мические связи России и других стран СНГ успешно развиваются со мно­гими государствами мира.

Задачей международного частного права является правовое регулиро­вание деловых связей организаций и фирм различных стран.

Вторая группа отношений — это отношения с участием иностранных граждан. И в области международного права, и в области международного частного права необходим более полный учет общечеловеческих интере­сов и интересов личности как таковой.

В международном частном праве речь идет об имущественных и личных правах иностранцев, о правах иностранцев в области трудовых, семейных отношений и в ряде других областей. Необходимо создание гарантий в обеспечении указанных прав; особенно это касается смешанных браков, проблем воссоединения семей, в том числе состоящих из граждан разных стран. Нормы международного частного права определяют правовое по­ложение иностранных граждан в России и положение наших граждан за границей. Вторая группа вопросов тесно связана с первой, поскольку раз­витие сотрудничества в различных областях непосредственно влияет и на регулирование прав иностранцев.

Предметом регулирования в международном частном праве являются отношения гражданско-правового характера, возникающие в междуна­родной жизни (или, как их иногда называют, международные гражданские отношения). Эта исходная позиция была сформулирована еще на заре со­ветской науки международного частного права И.С. Перетерским.

Международное частное право тесно связано с международным пуб­личным правом. Международное публичное право (или общее междуна­родное право) — самостоятельная правовая система. Международное частное право, согласно господствующей концепции, это составная часть внутренней правовой системы каждого государства. Нормы международ­ного публичного и международного частного права служат одной и той же цели — созданию правовых условий развития международного сотрудни­чества в различных областях. Общее состоит в том, что в обоих случаях речь идет о международных отношениях в широком смысле этого слова, т.е. отношениях, выходящих за пределы одного государства, связанных с двумя или несколькими государствами. Но нормы международного част­ного права регулируют не публично-правовые, а частноправовые отношения. Международное оно лишь в том смысле, что регулирует отношения, осложненные иностранным элементом (И.И. Лукашук).

Первое отличие международного частного права от международного публичного права касается самого содержания регулируемых отношений. В международном публичном праве главное место занимают политические взаимоотношения государств — вопросы обеспечения мира и междуна­родной безопасности, суверенитета государств, невмешательства, пробле­мы разоружения. Удельный вес правовых вопросов международной тор­говли, вопросов урегулирования экономического сотрудничества в между­народном публичном праве все время возрастает, что позволяет говорить о формировании международного экономического права. Но регламенти­руемые им отношения носят не гражданско-правовой, а межгосударствен­ный характер. Что же касается международного частого права, то им ре­гулируется именно особая группа частноправовых отношений, которые имеют международный характер. Это прежде всего имущественные отно­шения. Наряду с имущественными отношениями в международном оборо­те возникают и связанные с ними неимущественные отношения (напри­мер, в области авторского и патентного права), которые также относятся к сфере регулирования международного частного права.

С отличием по предмету регулирования международного публичного и частного права тесно связано второе отличие — по субъектам отношений. Основными субъектами международного публичного права являются го­сударства. Признается также правосубъектность межгосударственных ор­ганизаций и наций, борющихся за свое освобождение. В международном же частном праве основным субъектом является не государство, хотя го­сударство и может выступать в этом качестве, а отдельные лица — физи­ческие и юридические. Физические лица — это граждане, а юридические лица — это государственные организации, частные фирмы, предприятия, научно-исследовательские и иные организации.

Отношения между государствами — сфера международного публично­го права, в то время как отношения между юридическими лицами и граж­данами государств — сфера международного частного права. Когда госу­дарства заключают договоры о торговле и мореплавании, то между ними устанавливаются отношения международного публичного права, а когда наши внешнеторговые организации и иные промышленные предприятия заключают внешнеторговые сделки с фирмами, то возникают уже отноше­ния международного частного права. Говоря об этом, следует вспомнить известное решение Международной палаты правосудия (предшественни­цы Международного суда ООН) 1929 года по делу о сербских и бразильских займах, в котором, в частности, говорилось, что «всякий договор, если только он не является договором между государствами — субъекта­ми международного права, должен подчиняться какому-либо националь­ному праву».

Приведем пример, касающийся граждан. Иностранный студент, обуча­ющийся в России, вступает в брак с российской гражданкой. Вступление в брак иностранца с российской гражданкой регулируется международным частным правом.

Таким образом, в международном частном праве сторонами в отноше­ниях могут быть как граждане, так и юридические лица. Бывают случаи, когда и государство как таковое становится субъектом соответствующих отношений, но эти случаи не являются для международного частного права типичными. Если государством выпускается заем или предоставляется концессия, государство непосредственно участвует в этих отношениях. Го­сударство может также явиться наследником имущества, которое осталось за границей. Но в подавляющем большинстве случаев в качестве субъекта международного частного права выступают граждане или юридические лица различных государств.

Можно с определенными оговорками говорить и о третьем отличии международного частного права от международного публичного права. В международном публичном праве роль основного источника регулирова­ния отношений играет международный договор. В международном частном праве международные договоры также имеют большое значение, но их правила в одних государствах входят в состав правовой системы данной страны, они должны применяться непосредственно, хотя и не растворяют­ся в этой системе, а занимают в ней особое положение, а в других они могут применяться лишь после того, как это будет в определенной форме санкционировано государством.    

Кроме таких норм договорного происхождения существенное значе­ние — и это типично именно для международного частного права — имеют источники чисто внутреннего характера — законодательство, су­дебная и арбитражная практика.

Международное частное право имеет и другие отличия от международ­ного публичного права, обусловленные в конечном счете неодинаковым характером предмета регулирования (разный порядок рассмотрения спо­ров, применения санкций в случае нарушения прав и т.д.).

Однако эти две правовые системы не отделены друг от друга резкой разграничительной линией. Существует тесная связь между нормами и ин­ститутами международного публичного права и международного частного права.

Связь международного публичного права и международного частного права проявляется прежде всего тогда, когда в качестве источника между­народного частного права применяются нормы, сформулированные первоначально в качестве правил международного договора, а затем трансфор­мированные в нормы внутреннего законодательства. Возьмем в качестве примера международные договоры, содержащие унифицированные мате­риально-правовые нормы, роль и значение которых в области междуна­родного частного права все время возрастают. Государства — участники такого договора обязались ввести эти нормы в свое внутреннее законода­тельство. Поэтому данные нормы следует рассматривать как составную часть содержания международно-правовых обязательств государств. В то же время эти нормы нельзя не признать и нормами гражданско-правовы­ми, поскольку их назначение — регулировать отношения гражданско-пра­вового характера. И в конечном счете указанные нормы станут регулиро­вать такие отношения субъектов из различных государств — участников международного договора. Таким образом, в двойственной природе по­добных унифицированных норм международных договоров, предназна­ченных для единообразного регулирования имущественных отношений с иностранным (международным) элементом, также проявляется пра­вовая связь между международным публичным и международным част­ным правом.

В современной доктрине общепризнанным является положение о том, что роль международных договоров как источников международного част­ного права повышается. Во второй половине XX века число международ­ных договоров, как многосторонних, так и двусторонних, содержащих нормы по вопросам международного частного права, резко возросло. Осо­бенно это проявляется в области международного торгового права. Более того, появилась новая проблема, получившая отражение в литературе, — проблема устранения коллизий, возникающих между этими договорами.

Связь между международным публичным и международным частным правом проявляется и в том, что в международном частном праве используется ряд общих начал международного публичного права. Определяю­щее значение здесь имеют прежде всего принципы суверенитета госу­дарств, невмешательства во внутренние дела, недопущения дискримина­ции (принцип недискриминации). В области международного частного права, нормы которого в значительной степени формируются каждым го­сударством самостоятельно, большое значение имеет принцип соблюде­ния каждым государством как своих договорных обязательств, так и об­щеобязательных для всех государств норм и принципов международного права. В нашей литературе на это справедливо обращал внимание С.Н. Лебедев.

Исходные начала международного частного и международного публич­ного права едины. Целеустремленность обоих, писал И.С. Перетерский, является однородной. Устанавливая нормы по вопросам международного частного права, наше государство исходит из стремления к миру и сотрудничеству. Эта же политика отражается и в международных договорах, за­ключаемых Россией.                                         

Применяемые нашим государством нормы как международного част­ного права, так и международного публичного права направлены на пра­вовое оформление экономических, научно-технических и культурных свя­зей РФ с другими странами, служат развитию широкого международного сотрудничества. В практике международных отношений эти нормы, а также соответствующие методы регулирования часто взаимодействуют, сохраняя при этом свою специфику и самостоятельное значение.

В ряде случаев и международное частное право, и международное публичное право регулируют общий комплекс одних и тех же отноше­ний, но с использованием своих специфических для каждой из этих сис­тем методов.

В учебнике международного права Г.В. Игнатенко обращает внимание на то, что современное соотношение международного публичного; права и международного частного права характеризуется их сближением, взаимо­проникновением, поскольку, с одной стороны, международные отношения с участием физических и юридических лиц вышли за гражданско-правовые рамки, охватив административно-правовую, уголовно-правовую и иные сферы, а с другой стороны, международные договоры стали играть более существенную роль в регулировании такого рода отношений, непосредст­венно устанавливая правила поведения физических и юридических лиц, находящихся под юрисдикцией различных государств.

В литературе конца XIX века нередко содержались утверждения, со­гласно которым в коллизионных принципах lex loci actus (закон места со­вершения акта) и lex rei sitae (закон местонахождения вещи) или же в принципе автономии воли сторон усматривались нормы международного обычного права.

Выдвинутые крупными юристами-международниками Э. Цительманом и Ф. Каном в конце прошлого века теории такого рода так и остались теоретическими построениями, не получившими подтверждения в между­народно-правовой практике, поскольку каждое государство устанавлива­ло в своем законодательстве, по каким вопросам должны быть введены коллизионные нормы и каково должно быть содержание таких норм. Швейцарские юристы К. Келлер и К. Сир исходят из того, что такие якобы обычные международно-правовые нормы могут в одностороннем порядке изменяться автономным правом отдельного государства или же вообще не применяться.

Таким образом, нельзя утверждать, что в общем международном праве имеются обязательные императивные нормы (jus cogens), предписываю­щие, какое право подлежит применению к правоотношению с иностран­ным элементом.

Следует остановиться и на другом вопросе соотношения общего меж­дународного права с международным частным правом, который стал весь­ма актуальным в последние годы. Речь идет о проблеме экстерриториаль­ного применения национального права. В определенных, строго ограни­ченных случаях с согласия одного государства на его территории могут осу­ществляться действия органов другого государства, применяться ино­странные правовые нормы (например, при исполнении иностранных су­дебных решений).

Новая ситуация возникла в связи с тем, что экстерриториальное при­менение картельного, валютного, внешнеэкономического законодательст­ва, в частности законодательства об экспортном контроле одной страны в другой, вступает в конфликт с законодательством этой другой страны. В результате такой ситуации, как совершенно справедливо отмечали К. Кел­лер и К. Сир, отечественное государство может перестать стать хозяином в собственном доме, в то время как иностранное государство прямым или косвенным образом будет направлять внутреннюю хозяйственную полити­ку. В этих случаях возникает вопрос о нарушении принципа государствен­ного суверенитетам принципа невмешательства во внутренние дела других государств.

 

2. Содержание международного частного права

 

Наша отечественная доктрина исходит из того, что нормы междуна­родного частного права регулируют гражданско-правовые, семейные и трудовые отношения с иностранным, или международным, элементом. Таким образом, речь идет о гражданско-правовых отношениях, понимаемых в широком смысле и выходящих за пределы одного государства. Го­воря об имущественных и иных связанных с ними отношениях, необходимо подчеркнуть, что регулирование гражданско-правовых отношений между лицами каких-либо двух государств тесно связано с общим состоянием внешнеполитических отношений между этими государствами.

 Прежде всего следует остановиться на том, что понимается под таким иностранным (международным) элементом в имущественных отношениях. Можно привести три основные группы имущественных отношений, для которых характерно наличие такого элемента:

а) имущественные отношения, субъектом которых выступает сторона, по своему характеру являющаяся иностранной. Это может быть гражданин иностранного государства, иностранная организация или даже иностран­ное государство. Например, российское предприятие заключает договор с английской фирмой о продаже партии товаров. Иностранным элементом в данном случае будет то, что стороной в таком договоре выступает анг­лийская фирма;

б) имущественные отношения, когда все их участники принадлежат к одному государству, но объект (например, наследственное имущество), в связи с которым возникают соответствующие отношения, находится за границей;

в) имущественные отношения, возникновение, изменение или прекра­щение которых связано с юридическим фактом, имеющим место за грани­цей (причинение вреда, заключение договора, смерть и т.д.).

Можно привести следующий пример. Группа наших туристов в Париже после прогулки на катере по Сене переходила, для того чтобы высадиться на берег, через баржу. Настил на барже не был закреплен, и 14 человек провалились в трюм с трех­метровой высоты и получили серьезные увечья. Возникло обязательство по возме­щению вреда.          

Отечественная доктрина относит к международному частному праву во­просы так называемого международного гражданского процесса. Она ис­ходит из того, что иностранный элемент в гражданском деле (а к граждан­ским делам в РФ относятся и семейные, и трудовые дела) порождает оп­ределенные процессуальные последствия.

Исторически основу международного частного права всегда состав­ляли так называемые коллизионные нормы. Существенная особенность регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элемен­том состоит в том, что в ряде случаев нормы международного частного права не содержат прямого ответа, прямого предписания, как нужно ре­шить тот или иной вопрос. Эти нормы указывают лишь, какое законода­тельство подлежит применению. Нормы такого рода называются коллизи­онными.

Типичным примером применения коллизионных норм в нашей практике являет­ся следующее дело. Всесоюзное объединение «Совэкспортфильм» заключило дого­вор с английской фирмой «Ромулус филмслтд.» о прокате в Великобритании совет­ского кинофильма «Спящая красавица». В связи с утратой одной части фильма анг­лийская фирма в 1967 году предъявила иск к объединению о возмещении убытков. Вопросы возмещения убытков в контракте определены не были. Возникает, в част­ности, вопрос о том, должны ли возмещаться положительный ущерб и так называе­мая упущенная выгода в случае фактической невозможности исполнения, если такая невозможность возникла по вине одной из сторон. Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, какое право подлежит применению по данному контракту. По­скольку договор был заключен в Лондоне, к нему были применены нормы англий­ского права.

Коллизионные нормы с юридико-технической точки зрения представ­ляют собой наиболее сложные нормы, входящие в область международ­ного частного права. Совокупность таких норм, применяемых каждым го­сударством, составляет коллизионное право. Наша доктрина исходит из того, что международное частное право не может быть сведено только к коллизионному праву. Коллизионное право составляет часть международ­ного частного права, часть наиболее сложную и весьма существенную, но коллизионными вопросами содержание международного частного права отнюдь не исчерпывается.

 В сферу международного частного права необходимо включить все нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом. Так следует сделать потому, что определяющее значение имеет сам характер отношений, предмет регулирования, а не метод регулирова­ния. Может применяться несколько методов, при этом один из них не ис­ключает применения другого. Материально-правовой метод и коллизион­ный метод — это два способа регулирования отношений с иностранным элементом, причем наиболее совершенным является первый способ, при котором происходит непосредственное применение материаль­ной нормы без обращения к коллизионной норме. Исходя из такого под­хода, к международному частному праву должны быть отнесены матери­ально-правовые нормы, унифицированные путем заключения междуна­родных соглашений.

В объяснительной записке представителя Венгрии, направленной в 1965 году Генеральной Ассамблее ООН, по вопросу о мерах, которые должны быть приняты для прогрессивного развития в области междуна­родного частного права, отмечалось, что «для целей, имеющихся в виду в настоящее время, под «развитием международного частного права» пони­мается не столько какое-либо международное соглашение о нормах кол­лизионного права, применяемых национальными и арбитражными судами, сколько унификация частного права, главным образом в области между­народной торговли (как, например, унификация правовых норм, касаю­щихся международной продажи товаров или составления контрактов)». Это положение применимо в полной мере и к регулированию отношений в областях научно-технического и культурного сотрудничества, морских, железнодорожных и воздушных перевозок.

На значении унификации норм с помощью международных отношений следует остановиться более подробно. Процесс интернационализации хо­зяйственной жизни ускорил процесс унификации материально-правовых норм в областях торговли, транспорта и др. Советский Союз, а затем Рос­сия участвовали в последние годы в разработке ряда проектов конвенций, содержащих материально-правовые нормы.

Тем самым была осуществлена унификация в многочисленных между­народных универсальных и региональных конвенциях не только матери­ально-правовых норм, но и норм коллизионных. В одних областях (постав­ки товаров, отношения по специализации и кооперированию, по перевоз­ке) такие коллизионные нормы дополняли унифицированные материаль­но-правовые нормы, в других имели самостоятельное значение (в семей­ных, наследственных правоотношениях). Последнее объясняется тем, что в некоторых областях отношений существенную роль играют историчес­кие, национальные и иные особенности. Поэтому унификация материально-правовых норм была бы здесь преждевременной, а унификация колли­зионных норм путем заключения двусторонних соглашений (договоров о правовой помощи) оказалась бы эффективной.

Практика показала, что наиболее целесообразным является заключе­ние таких соглашений, направленных на унификацию правового регулиро­вания отношений между хозяйственными организациями различных стран, в которых установление единообразных материально-правовых норм до­полняется унифицированными коллизионными нормами, отсылающими к национальному законодательству, подлежащему применению по вопро­сам, не урегулированным такими нормами. Применительно к сфере тор­гового мореплавания в нашей литературе отмечалось, что материально-правовая унификация должна касаться основных вопросов регулирования в сочетании с другими методами регулирования, в том числе с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установления унифицированных коллизионных норм.

Возникает вопрос, относятся ли к области международного частного права внутренние материальные нормы, т.е. нормы внутреннего законода­тельства, которые непосредственно, без применения коллизионной нормы, регулируют отношения с иностранным элементом. Одни советские авторы (И.С. Перетерский) относили эти нормы к международному част­ному праву, другие (Л.А. Лунц) — нет. Согласно точке зрения Л.А. Лунца, включение в состав международного частного права материально-право­вых норм, непосредственно регулирующих отношения с иностранным эле­ментом, может привести к тому, что граница международного частного права с гражданским правом была бы вовсе стерта. По нашему мнению, исходя из характера регулируемых правом отношений, эти нормы также следует включить в состав международного частного права. Речь при этом идет не об общих нормах нашего гражданского законодательства, подле­жащих применению к правоотношениям с иностранным элементом в силу отсылки к ним коллизионных норм, а о специальных нормах, непосредст­венно установленных государством для регулирования внешнеэкономи­ческих отношений или отношений по научно-техническому, культурному сотрудничеству.

Специфика правового регулирования в области международного част­ного права определяется тем, что государство принимает специальное за­конодательство по вопросам внешних экономических связей, нормы кото­рого не сливаются с другими нормами внутренней системы права, а носят обособленный характер. Эти нормы приняты исключительно для регули­рования отношений с иностранным элементом.

Специфика этих правил состоит в том, что они решают тот или иной вопрос по существу, содержат прямые материально-правовые нормы и не используют коллизионный метод.

Таким образом, в состав международного частного права входят коллизионные, так и материально-правовые нормы, регулирующие гpажданско-правовые отношения с иностранным элементом, которые возникают в областях международного экономического, научно-технического и культурного сотрудничества, а также нормы, определяющие гражданские, семейные, трудовые и процессуальные права иностранцев. Тем самым включая унифицированные нормы в состав международного частного права, подлежащего применению в силу коллизионных норм, мы с учетов, специфических особенностей права придерживаемся широкой концепций международного частного права.

 В доктрине международного частного права различных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково.

В работах английских (А. Дайси, Дж. Чешир, П. Норт) и американские (Д. Бейль, Г. Гудрич) авторов рассматриваются как коллизионные вопросы, вопросы выбора права (choice of law), так и вопросы подсудности, т.е. правила о том, какие споры по правоотношениям с иностранным элементом должны рассматриваться местными судами, а какие — судами других государств. Такой процессуальный подход к проблемам международного частного права приводит в ряде случаев к ограничению применения иностранных законов и соответственно к расширению сферы действий! внутреннего права,                                             

Во Франции доктрина (А. Батиффоль, П. Саватье) относит к международному частному праву прежде всего нормы о гражданстве, имея в виду правила о французском гражданстве (nationallte). В курсах и учебника традиционно рассматривается правовое положение во Франции иностранцев (condition des etrangers), т.е. правила внутреннего материального права по широкому кругу вопросов (въезд, пребывание иностранцев, их имущественные и иные права), и только после рассмотрения этих двух комплексов изучаются вопросы коллизии законов (conflict des lois) и международной подсудности (conflict de juridicion).                      

Более широкий подход характерен для работ И. Лусуарна и П. Бореля (Франция), П. Лалива (Швейцария) и др.                          

Германские юристы Л. Раапе, Г. Кегель сводят международное частное: право к коллизионному праву. Правда, Г. Кегель включил в свой учебника (хотя и в виде приложения) вопросы международного гражданского процесса, международного «права экспроприации», международного валютного права и права картелей, оговорив публично-правовой характер этой; проблематики.               

По мнению М. Иссада (Алжир), в современных условиях международное частное право не может быть ограничено коллизионным правом. В более широком смысле, считает он, «международное частное право — это право, регулирующее международные отношения независимо от применяемых методов. Методов может быть множество, и один не должен исклю­чать другой».

Чешский юрист П. Каленский относит к этой области и коллизионные, и материально-правовые нормы. Такой же подход характерен для юристов Болгарии: В. Кутикова — автора учебника, И. Алтынова, написавшего книгу о системе международного частного права. Прямо противополож­ную позицию занимает другой болгарский юрист — Ж. Сталев, отстаи­вающий в своей работе концепцию международного частного права как права исключительно коллизионного.

Китайская доктрина (Ияо Хуанг, Рен Лишенг, Лью Динг), как правило, исходит из широкого подхода к международному частному праву, относя к нему все случаи регулирования гражданско-правовых отношений с ино­странным элементом (китайская теория «большого международного част­ного права»), однако Ли Хоа Пей рассматривает международное частное право как исключительно коллизионное право (теория «маленького меж­дународного частного права»).

Польские авторы К. Пшибыловский, М. Сосьняк, В. Валашек обычно сводят международное частное право к коллизионному праву с добавлени­ем вопросов так называемого международного гражданского процесса. Аналогичным образом поступают венгерские теоретики (в учебнике Л. Рецеи, в многочисленных работах И. Саси).

Следующая страница >>