(495) 648-49-51

на связи с 11.00 до 19.00

Напишем на заказ:

Магистерские диссертации
Дипломные работы
Курсовые работы
Другие работы.

Скачать контрольную работу

 

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

ПЕРВЫЙ МОСКОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

КАФЕДРА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО»

 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ПО ВАРИАНТУ 1

ВЫПОЛНИЛ СТУДЕНТ

 

МОСКВА 2004

План

 

1. Понятие международного права как самостоятельной отрасли права

2.Особенности международного права в сравнении с внутригосударственной правовой системой

3. Соотношение международного и внутригосударственного права

 

1. Понятие международного права как самостоятельной отрасли права

 

Международное право — сложный комплекс юридических норм, создаваемых государствами и межгосударственными ор­ганизациями путем соглашений и представляющих собой само­стоятельную правовую систему, предметом регулирования ко­торой являются межгосударственные и иные международные отношения, а также определенные внутригосударственные от­ношения.

В этом вводном и лаконичном определении выражены наи­более существенные черты международного права. Для его бо­лее полного понимания необходимо учитывать и другие при­знаки, прежде всего участие в создании норм наряду с государ­ствами некоторых других субъектов права, своеобразные способы реализации и обеспечения исполнения международно-правовых норм посредством коллективных или индивидуаль­ных действий самих государств.[1]

В отечественной науке сложилась характеристика междуна­родного права как особой правовой системы. Имеется в виду реальное сосуществование двух правовых систем: правовой системы государства (внутригосударственной правовой систе­мы) и правовой системы межгосударственного общения (международно-правовой системы).

В основе разграничения лежит прежде всего метод правово­го регулирования: внутригосударственное право создается в ре­зультате властных решений компетентных органов государства, международное право — в процессе согласования интересов различных государств.

Существенное значение имеет и предмет правового регули­рования: у внутригосударственного права это отношения в пре­делах юрисдикции соответствующего государства; у междуна­родного права это преимущественно межгосударственные отно­шения и иные отношения, выходящие за рамки юрисдикции отдельного государства, требующие совместного регулирования со стороны нескольких или многих государств либо междуна­родного сообщества государств в целом.

Итак, в принятом понимании международное право — это самостоятельная правовая система. Согласно же ч. 4 ст. 15 дей­ствующей Конституции РФ «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Рос­сийской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Таким образом, в конституционной трактовке при­нятые Российской Федерацией международно-правовые нор­мы — это составная часть правовой системы государства.

 

2. Особенности международного права в сравнении с внутригосударственной правовой системой

 

Современное международное право качественно от­личается от внутригосударственного права и имеет следующие основные особенности.[2]

1. Особый предмет правового регулирования. Внутригосударствен­ное право регулирует общественные отношения, существующие в сфере внутренней компетенции каждого конкретного государства и, как прави­ло, в пределах его государственных границ.

Международное право регулирует общественные отношения, выхо­дящие за пределы как внутренней компетенции, так и территориальных границ государств. При этом предметом международно-правового ре­гулирования являются отношения между субъектами международного права.

Международное право как особая система права не входит ни в одну национальную правовую систему и не включает нормы внут­ригосударственного права. В то же время международное право оказы­вает существенное влияние на формирование и изменение внутригосу­дарственных правовых норм, обязывая государства приводить свое на­циональное законодательство в соответствие с международными догово­рами, участниками которых они являются. К этому, например, обязывал Венский итоговый документ СБСЕ 1989 г.

2. Особые субъекты международного права. Субъектами внутриго­сударственного права являются физические и юридические лица, органы государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной всех уровней), органы местного самоуправления, общественные и другие организации - носители соответствующих прав и обязанностей.

Субъектами международного права выступают главным образом суве­ренные государства, нации и народы, борющиеся за свободу, независи­мость и создание собственной государственности, международные меж­правительственные организации и государственно-подобные образования, т.е. особые участники международных отношений, обладаю­щие международными правами и обязанностями и осуществляющие их в соответствии с международным правом и в его рамках.

3. Особые объекты международного права. Объектами внутригосу­дарственного права является все то, по поводу чего субъекты внутриго­сударственного права могут вступать в правоотношения, относящиеся исключительно к внутренней компетенции каждого конкретного госу­дарства, причем только в такие правоотношения, которые разрешено осуществлять конкретным субъектам внутригосударственного права (государственным органам, юридическим лицам, физическим лицам).

Объектами международного права является все то, по поводу чего субъекты международного права могут вступать в международные право­отношения, которые не относятся исключительно к внутренней компе­тенции государства и могут выходить за пределы государственной территории каждого конкретного государства. Только государства вправе вступать в любые правоотношения, которые они считают выгодными и необходимыми для себя. Единственным ограничением для государств может быть только то, что какой-то определенный объект запрещен ме­ждународным правом (например, не могут быть объектом продажи жен­щины и дети).

4. Особый порядок нормообразования. Внутригосударственные пра­вовые нормы создаются законодательными и некоторыми другими орга­нами государства (например, правовые нормы могут содержаться в ука­зах главы государства, в постановлениях правительства, в ведомственных правилах и др.).

В международном сообществе государств отсутствует наднацио­нальный властный орган, который мог бы диктовать свою волю всем су­веренным государствам, издавая обязательные для них нормы права.

Нормы международного права создаются непосредственно самими субъектами международного права, прежде всего государствами. Это происходит путем свободного согласования воль суверенных государств и выражения этой согласованной воли в заключаемых между ними кон­кретных международных договорах, принимаемых в соответствии со сложившейся договорной и обычной практикой государств.

5. Особый порядок принуждения к соблюдению норм междуна­родного права. И внутригосударственное, и международное право пре­дусматривают возможность применения принудительных мер для обеспечения соблюдения правовых норм. Однако, если в первом случае принуждение субъектов внутригосударственного права осуществляется органами государства на основе и в рамках внутригосударственного права, то во втором случае принуждение субъектов международного права осуществляется самими субъектами международного права, как правило, государствами, на основе действующих международно-правовых норм и в рамках соответствующих международных договоров. В этом и состоит особый порядок принуждения, поскольку никакого надгосударственного "надзирающего органа" или "мирового жандарма" не сущест­вует.

6. Особые источники международного права. Источниками норм внутригосударственного права служат законы и подзаконные акты, при­нимаемые в каждом суверенном государстве. Основными же источника­ми международного права являются международные договоры и между­народные обычаи.

 

3. Соотношение международного и внутригосударственного права

 

         Вопросы соотношения и взаимодействия международного права и правовой системы России приобретают особое значение в контексте процессов интеграции и глобализации. Конституционное право закрепляет механизмы распространения действия международно-правовых актов, международного права на национальные правовые системы. Институт имплементации международно-правовых норм в национальные правовые системы служит созданию государством необходимых правовых условий для реализации взятых на себя международных обязательств. Суверенным является решение государства о том, каким образом будет выполнено взятое обязательство, какая процедура будет избрана для реализации международно-правовых норм в национальном законодательстве.

         Процедуры имплементации международно-правовых актов определяются национальным законодательством. Это, однако, ни в коей мере не противоречит возможности непосредственного действия международно-правовых актов в правовой системе страны при выполнении принятых в государстве процедур. Отечественным правоведением сформулированы критерии имплементации международно-правовых норм в российское законодательство при признании приоритета международного права и обеспечении суверенитета государства.

         Советское правоведение исходило из принципа приоритета советского права и содержало в ряде нормативно - правовых актов бланкетные нормы или положения о применении международных договоров при их коллизии с внутригосударственным правом. Конституция СССР в ст. 29 закрепляла среди принципов отношений СССР с другими государствами принцип добросовестного выполнения обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права, из заключенных СССР международных договоров. "Национальная правовая система, - утверждает А.М. Васильев, - так же суверенна, как и государство, поэтому на территории страны без санкции (в той или иной форме) национальной государственной власти не могут действовать нормы, созданные помимо ее правотворческих органов"[3]. Советское право, таким образом, отрицало примат международного права. Подобное отрицание не было оригинальным для мировой практики. 

         Конституция Российской Федерации 1993 г. в ст. 15 утверждает общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в качестве составной части правовой системы Российской Федерации. Они действуют на основе принципа непосредственности действия международно-правовых норм. Однако речь идет не о любой норме международного права, а лишь об императивных нормах, обладающих общеобязательным характером, - jus cogens. Императивная норма общего международного права "принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой международного права, носящей такой же характер" (ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.). Исчерпывающего перечня норм, обладающих подобным императивным характером, международное право не дает. К ним, бесспорно, следует отнести лишь приведенные в Уставе ООН и в Декларации о принципах международного права 1970 г. основные принципы международного права.

         Проблема непосредственности действия международно-правовых норм - предмет принципиальной дискуссии в отечественном правоведении. Сторонники непосредственного действия (И.П. Блищенко, М.М. Солнцев) и его категорические противники (В.Г. Буткевич, С.В. Черниченко, В.А. Василенко, А.Л. Маковский, К.Ф. Егоров, О.П. Коровин) расходятся не столько в подходе к роли международно-правовых норм, сколько в толковании самого явления "непосредственное применение". Непосредственное применение не должно толковаться как действие норм международного права вне конституционных основ и требований национального права и вопреки им.

         На основе анализа положения Конституции РФ о том, что если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора, нельзя утверждать, будто приоритет над национальным законодательством имеют любые договорные нормы международного права. Подобным договором является только международный договор Российской Федерации межгосударственного, межправительственного или межведомственного характера, ратифицированный и официально опубликованный. Хотя Конституция РФ не конкретизирует, что речь идет лишь о ратифицированном международном договоре, именно такой договор выступает в качестве источника российского права. Именно в момент ратификации международного договора Россия принимает на себя все обязательства по нему. Это нашло отражение в формулировке Верховного Суда РФ, отметившего, что речь идет о международном договоре, "решение о согласии на обязательность которого для РФ было принято в форме федерального закона".

         Соотношение норм международного права и международных договоров России наряду с ч. 4 ст. 15 Конституции закрепляется в п. "б" ст. 86, п. "г" ст. 106, ч. 6 ст. 125 Конституции Российской Федерации и Федеральном законе "О международных договорах Российской Федерации".

         Российское законодательство в ст. 6 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" закрепляет следующие процедуры включения положений международно-правовых актов, международных соглашений России в российскую правовую систему: а) согласие Российской Федерации на обязательность для нее международного договора; б) подписание международного договора; в) обмен документами, образующими договор; г) ратификация; д) утверждение; е) принятие; ж) присоединение; з) иные способы выражения согласия по договоренности сторон.

         Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации" устанавливаются процедуры ратификации и требования, предъявляемые к данной процедуре. Так, правом внесения в Государственную Думу ФС РФ на ратификацию международных договоров обладают только Президент Российской Федерации и Правительство Российской Федерации (единственное исключение из этого положения установлено ст. 16 Закона). Закон выдвигает следующие требования к содержанию предложения о ратификации: оно должно содержать копию официального текста международного договора, обоснование целесообразности его ратификации, определение соответствия международного договора законодательству Российской Федерации и в первую очередь Конституции РФ, а также оценку возможных финансово - экономических и иных последствий ратификации международного договора.

         Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации" впервые в отечественном праве закрепляет положение, что вместе с осуществлением процедуры ратификации должны быть определены меры по обеспечению выполнения Россией ратифицируемого договора и выработаны механизмы защиты интересов России в связи с участием в ратифицируемом договоре. На международные договоры в полной мере распространяется положение Конституции Российской Федерации об обязательном опубликовании нормативных правовых актов и о неприменении любых нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы (ч. 3 ст. 15 Конституции РФ).

         Поэтому наиболее корректной представляется позиция исследователей, являющихся сторонниками трансформации положений международного права в национальную правовую систему (Г.И. Тункин, Е.Т. Усенко, Г.В. Игнатенко, И.И. Лукашук, Р.А. Мюллерсон, Г.И. Курдюков, А.М. Васильев).

         Включение норм международного права в национальную правовую систему опосредуется решениями органов государственной власти страны. Ратификация и иные виды трансформации представляют собой механизм защиты национальной правовой системы от проникновения правовых положений, являющихся чужеродными для данной правовой системы. В известном смысле можно говорить о натурализации правовых норм в системе национального права.

         Часть 6 ст. 125 Конституции РФ закрепляет положение о том, что не соответствующие Конституции РФ международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Таким образом, приоритет международных договоров не распространяется на Конституцию РФ. Более того, Конституционный Суд Российской Федерации согласно подп. "а", "г" п. 2 ст. 125 Конституции РФ вправе разрешать дела о соответствии не вступивших в силу международных договоров Конституции РФ.

         В литературе выделяются разные способы воздействия международно-правовых актов на национальные правовые системы[4]:

         1. Ценностная ориентация. Международное право содержит в себе наиболее общие цивилизационные ценности, которые оказывают влияние на формирование национальных правовых систем. Конституционная формула "общепризнанные принципы и нормы международного права" означает, что подобные принципы и стандарты должны быть признаны самой Российской Федерацией. Вне подобного признания они не могут считаться частью российской правовой системы и, следовательно, не могут порождать каких-либо обязательств для Российской Федерации, ее органов и граждан.

         2. Признание примата, приоритета норм международного права над национальным правом. Важным является признание приоритета международно-правовых актов при толковании норм национальных правовых систем.

         3. Определение процедур имплементации международно-правовых норм в национальное законодательство. Практикой различных государств был выработан ряд общих процедур имплементации норм международного права в национальные правовые системы.

         4. Включение ратифицированных международно-правовых актов в национальные правовые системы.

         5. Коллизионное право.

         При ратификации международных договоров надлежит особое внимание уделять их соответствию законодательству Российской Федерации, прежде всего Конституции РФ. Для решения подобных вопросов должен быть задействован Конституционный Суд РФ. Вместе с тем следует сохранить практику Конституционного Суда РФ, который использует при обосновании своих решений акты международного права (в частности, Суд ссылался на Всеобщую декларацию прав человека, на Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, на документы международных организаций и международные договоры), но в своих решениях основывается только на положениях Конституции РФ.

 

Задача. В науке международного права советского периода эта правовая система определялась как совокупность юридических норм, призванных регулировать отношения между государствами в процессе их борьбы и сотрудничества, выражающих волю гос­подствующих классов этих государств и обеспечиваемых принуж­дением, осуществляемым индивидуально или коллективно (Юридический словарь. М., Юридическая литература, 1953, с. 314). По­зднее эта дефиниция подверглась корректировке и формулирова­лась как «система договорных и обычных норм и принципов, регулирующих международные отношения и выражающих относительно согласованную волю государств, обусловленную действиям закономерностей общественного развития данной эпохи» (Словарь международного права. М., Международные отношения, 1982, с.91).

 

         Ответ

 

Международное публичное право — совокупность норм, регулирующих отношения между государствами в процессе их борьбы и сотрудничества, выражающих волю господствующих классов этих государств и обеспечиваемых принуждением, осуществляемым государствами индивидуально или коллективно.

Обладая всеми характерными признаками права, международное публичное право  отличается от внутригосударственного пра­ва рядом особенностей.

Субъектами международного публичного права являются суверенные госу­дарства, а также нации, ведущие борьбу за создание своего независимого национального государства.

Международное право — система договорных и обычных норм и принципов, регулирующих международные отношения и вы­ражающих относительно согласо­ванную волю государств, обуслов­ленную действием закономерно­стей общественного развития дан­ной  эпохи.  Соблюдение международного права обеспечивается индивидуальными или коллективными мерами госу­дарств в пределах и формах, ус­тановленных международным правом. Международное право  — это особая система правовых норм, не входящая в какую-нибудь нацио­нальную систему права и не вклю­чающая в себя нормы националь­ного права. Вместе с тем международное право испытывает на себе влияние внут­ригосударственных норм и само может оказывать влияние на их развитие. Международное право регулирует отно­шения между государствами не только в сфере сотрудничества, но и в сфере борьбы. Таковыми являются нормы и принципы, ре­гулирующие решение споров, по­ведение государств в процессе во­оруженных конфликтов.

Литература

  1. Барциц И.Н. Международное право и правовая система России // Журнал российского права, №2, 2001
  2. Международное право: Учебник для вузов / Отв. ред. Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунов. М.: Норма, 2003.
  3. Международное публичное право. Учебник // Под ред. Бекяшева К.А. М., 2001.
  4. Тихомиров Ю.А. Международное и внутреннее право: динамика соотношения // Правоведение. 1995. № 3
  5. Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997
  6. Хижняк В.С. Взаимодействие национального права России и международного права // Современное право, № 7, 2002
  7. Тункин Г.И. Теория международного права. М., 2000
  8. Каламкарян Р.А. Международно-правовое значение односто­ронних юридических актов государств. М., 1984.
  9. Лукашук И.И.  Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000.
  10. Моисеев Е.Г. Россия в современном мире: международно-пра­вовые и внешнеполитические аспекты. М., 2002.
  11. Черниченко С.В. Международное право: современные теорети­ческие проблемы. М., 1993.

 



[1] Международное право: Учебник для вузов / Отв. ред. Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунов. М.: Норма, 2003. С. 6

[2] Международное публичное право. Учебник // Под ред. Бекяшева К.А. М., 2001. С. 8

[3]  Васильев А.М. О системах советского и международного права // Советское государство и право. 1985. № 1. С. 69.

[4] См.: Тихомиров Ю.А. Международное и внутреннее право: динамика соотношения // Правоведение. 1995. № 3; Он же. Развитие теории конституционного права // Государство и право. 1998. « 7; Даниленко Г.М. Применение международного права во внутренней правовой системе России: практика Конституционного Суда // Государство и право. 1995. № 11; Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997; Он же. Международное право и конституции государств // Российское право. 1998. № 1.